Search
Close this search box.

«Ты не можешь в один прекрасный день проснуться и стать полностью независимым»

Секретарь Совета безопасности Армен Григорян — один из немногих в правительстве страны, кто активно дает интервью и регулярно попадает в скандалы. Он открыто говорит о проблемах между Арменией и Россией, о том, что присутствие российских военных в Карабахе больше не является фактором стабильности. Всё это довольно остро на фоне осторожной риторики армянских властей.

Я задал Григоряну вопросы, которые сейчас волнуют в Армении всех: почему правительство Пашиняна так нерешительно и не может выбрать между Россией и Западом? Чем кончится противостояние в Карабахе? Почему российские спецслужбы чувствуют себя в Армении как дома? Готова ли Армения принять живущих в России армян? На некоторые из них Григорян ответил, на некоторые не смог. Так и сказал: «Решение проблемы пока не найдено».

— Уже примерно год правительство Армении танцует странные танцы между Востоком и Западом. Встреча в Вашингтоне — встреча в Москве. Критика ОДКБ — добрые слова в адрес ОДКБ. Смелое признание решений Международного уголовного суда по Путину, а через несколько недель — множество оговорок о том, что всё не так однозначно. И наконец, приезд Пашиняна на Парад 9 мая. Шаг вперед — шаг назад. С чем это связано?

— Ничего странного тут нет. В последние годы архитектура безопасности в мире и, в частности, в нашем регионе кардинально изменилась. Раньше всё было ясно и понятно. Условно говоря, мы думали, что можно будет позвонить по телефону и сказать: «У меня проблема». В ответ скажут: «Окей, дорогой, мы поможем». Мы попробовали и видим, что этот механизм не работает. Договорные обязательства не соблюдаются. Вся наша концепция безопасности была построена на этом, а новой пока нет.

Механизмы, которые должны были обеспечить безопасность Армении, рухнули, новые не созданы.

Это и есть кризис.

— И что делать?

— Искать новые механизмы и поставки вооружения, потому что объективно мы не получаем то, что заказали и за что заплатили России.

— Насколько я понимаю, речь о контракте 2021 года на сотни миллионов долларов, который до сих пор не закрыт.

— О нескольких таких контрактах, он не единственный. А еще мы ожидали от ОДКБ, что она сработает в сентябре прошлого года во время прямой агрессии Азербайджана на армянской территории. Она не сработала, и так далее.

— А шла речь о том, чтобы выйти из ОДКБ?

— Если честно, да, такие обсуждения были, это естественная реакция.

— Россия очень жестко реагирует на любые контакты Армении с Западом. Каждые переговоры с участием западных партнеров заканчиваются обстрелами и провокациями на границе. Вас как будто наказывают за то, что вы имеете дело с кем-то, кроме РФ.

— В чем-то вы правы, в чем-то нет. Обстрелы и провокации происходят не только тогда, когда мы ведем переговоры с Западом. В 2018 году, когда в Армении произошла революция, мы сказали, что это внутренний демократический процесс, на внешнюю политику он не будет влиять. И продолжили работать с Россией, но и это не гарантировало нам безопасность: мы получили войну 2020 года. Еще пример. В 2013 году президент Серж Саргсян принял решение о присоединении к Таможенному союзу, который позже стал называться ЕАЭС. Ему дали понять, что если он это не сделает, в Нагорном Карабахе будут проблемы. Главным аргументом за присоединение к Союзу для Саргсяна была безопасность Карабаха. После этого мы получили две войны. В апреле 2016-го и в сентябре 2020-го.

— Давление оказывается не только по линии Карабаха. Положение армянских граждан в России в последнее время стало сложным, их начали лишать временной регистрации. Более того: есть риск попасть в армию и поехать умирать в Украину. Есть видео, на котором российский военком пытается призвать армянского гражданина и отправить его на фронт.

— Все видят, что происходит, тут нечего комментировать. Я скажу другое. Среди массовой миграции в Армению, которая произошла в прошлом году, было много армян. И родившихся в России, и уехавших в свое время туда работать. Они уезжали из страны, находившейся в более тяжелом экономическом положении, чем сейчас. Сейчас тоже не всё в порядке, но есть факты: в прошлом году ВВП вырос на 12,6%, это очень хороший результат. Идет интенсивное строительство, для строителей и людей многих других специальностей, которые уезжали из-за невозможности заработать, появилась работа.

— То есть вы не в силах защитить армян в России, но готовы принять их на родине.

— Я прямо говорю: мы их ждем. Сейчас население Армении около трех миллионов, мы хотели бы иметь больше. Но я бы не паниковал и не преувеличивал. Проблемы с временной регистрацией появились не сейчас, они были всегда. Это просто такие условия жизни.

novayagazeta.eu